Проект Козьмы Пруткова «О введении единомыслия в России» устарел. Гораздо актуальнее, судя по начинаниям управления внутренней политики администрации президента и лично ее руководителя Вячеслава Володина, — проект «О введении конкуренции в России». Добровольно-принудительно.

В этой логике на политическом поле появляются, например, кандидат на пост мэра Москвы Алексей Навальный и кандидат на пост мэра Екатеринбурга Евгений Ройзман. Или, например, Михаил Прохоров. Оно и понятно: политическое руководство страны, фальсифицируя выборы, столкнулось с дефицитом легитимности. А наличие конкуренции, пусть и введенной сверху, позволяет «нагулять» эту самую легитимность. Но пикантность ситуации состоит в том, что, высочайше допустив конкуренцию, начальство немедленно ее начинает выжигать дотла: кандидатов мочат и разоблачают с помощью «болгарок» и андреев карауловых. В случае с Прохоровым — см. историю Евгения Урлашова. А также инсайдерскую информацию о том, что практически всем губернаторам РФ дана команда давить все прохоровское, произрастающее в их регионах.

Конечно, наиболее симптоматичная история — с Навальным. С первым лицом договариваются о том, что для придания интриги кампании выборов мэра Москвы и наращивания легитимности Сергею Собянину лидер оппозиции допускается к выборам, а потому приговор в отношении него должен оказаться максимально мягким. Но, поскольку в сегодняшней системе российской власти команды намеренно даются невнятные и разновекторные, и каждый в зависимости от своего функционала понимает их по-разному, — происходит сбой в системе. Навальному дают 5 лет и заключают под стражу. Одни считают, что действуют «в соответствии с законом», как их и учил Верховный главнокомандующий; другие рвут на себе волосы: блин, мы же договорились, что Навальный нам нужен живым!

А что Верховный главнокомандующий? А он ничего. Ему, в сущности, все равно. Он считает, что его система и его положение все равно вне конкуренции — что в политике, что в экономике. Поэтому нужен вам Навальный для конкуренции — бога ради. Надо его закатать, чтоб не высовывался? Тоже годится. Действуйте! И все действуют в разные стороны, а потом теребят в панике свои первые вертушки.

И вот результат: электоральный рейтинг Навального, на который в начале спринтерского пути к введению конкуренции в России ориентировалась администрация президента, — 3%, дорастает до примерно 20%. А Ройзман близок к тому, чтобы победить на выборах в одном из крупнейших городов России. И все благодаря недопониманию между разными этажами государственной власти. А недопонимание — это, на минуточку, признак развала управления. Так и с конкуренцией доиграться можно. Кто ж мог спрогнозировать, что после приговора Навальному люди в Москве в массовом порядке выйдут на улицы?

Искусственно вводится конкуренция в общественной сфере: распределяются президентские гранты. В результате из процесса исключаются настоящие, а не фейковые НКО.

Искусственно вводится конкуренция на ниве народного контроля. В результате рождается, например, проект «Народного фронта» Wikiтыринг, который как раз и «тырит» совершенно бесстыдным образом технологии интернет-контроля у Навального.

Про экономику, поделенную «товариществом друзей президента на доверии», и говорить как-то неловко.

В общем, или режим доиграется с поначалу невинными играми г-на Володина, или проект введения конкуренции все-таки придется отменять. Методами уголовного беспредела.