Они два года тому назад купили здесь квартиру. Очень хорошая семья. Девочки — красавицы, за ними все парни во дворе бегали. Люба замужем. Кристина и Саша — ходили в детскую модельную школу, — рассказывает харьковчанка Ирина Билокурова, 54 года, стало известно Ukrday.com.

В воскресенье в 16-этажном доме на просп. Московском 248г в Харькове взорвался баллон. В квартире №38 на десятом этаже, где это случилось, жили четыре женщины. Мать и три дочери — 21-летняя Любовь Шеховцова, 13-летняя Кристина Сургай и 7-летняя Александра Сургай. У старшей был сын — 11-месячный Клим, муж жил отдельно. Живой осталась только Кристина. У нее тяжелые ожоги — 70% тела.

Сергей Канышев, 28 лет, видел, как после взрыва на балкон выбежала Любовь с маленьким Климом.

— Я поднял голову, на балконе десятого этажа стояла женщина с младенцем, — Сергей говорит по-русски. — Сзади нее все горело. И на ней тоже горела одежда. Она прижала ребенка к груди и прыгнула. Мы с другом Русланом думали поймать. Ну, пусть поломали бы руки, пусть бы покалечились, но они бы жили. Но мы не смогли. Они упали немного дальше. Когда мы подбежали, женщина и мальчик были мертвы. Разбились.

За Любовью Шеховцовой прыгнули сестра Александра и их мать.

— Мы их все хорошо знали, — вытирает слезы соседка Ирина Котова, 45 лет. — Женщина разбилась насмерть. А Саша, когда к ней подбежали, была еще жива, шевелила руками и говорила: «Я умираю».

По дороге к больнице Александра умерла.

— Отец с ними не жил, — добавляет соседка Ирина Филимонова, 43 года. — Но они общались. В тот день все видели, как они с зятем тянули большой газовый баллон к подъезду. Говорили, завтра отвезут на дачу, там думали встречать Новый год.

В понедельник Владимира Сургая, который принес газовый баллон, арестовали.

Большинство жильцов дома разошлись по родственникам. 12 человек временно поселили в гостиницу «Турист».

— Я видела, как в первые минуты бегали пацаны — мародеры и собирали под балконами деньги, вещи. Я их сдала милиционерам, — говорит Алена Соколинская.

— Плачем ежедневно, как смотрим на свои окна, — говорит 29-летняя Ирина Зубова. — Все, что выше десятого этажа, — сплошная дыра. А все квартиры до пятого этажа залили водой, когда тушили. Они покрылись льдом. Нас запустили забрать самое ценное. Что с нами будет теперь?!

В четверг строители должны сказать, как восстанавливать дом.

— Внешняя панельная стена выгнулась наружу и треснула. Внутри упали перегородки. Восстановить дом будет очень сложно, — говорит директор предприятия «Харьковстальконструкция» Сергей Евель.