Конфликт на востоке Украины впервые стал действительно значимым для европейских стран только 17 июля. К большому сожалению это произошло из-за огромного количества человеческих жертв авиакатастрофы, а не по причине действительной поддержки европейскими государствами суверенитета Украины.

В последние дни СМИ активно выпускали аналитические материалы по теме сбитого самолета. При этом вечные вопросы «Кто виноват?» и «Что делать?» (см. что дальше будут предпринимать европейские государства) получили принципиально разную трактовку на противоборствующих информационных фронтах. Этим они задали идеологические координаты рассмотрения проблемы.

Первая плоскость рассмотрения – пропроссийская. Заключается она в том, что виноваты украинские военные, которые целенаправленно сбили самолет, чтобы порвать мосты дружбы между членами ЕС и РФ. А даже если самолет украинцы не сбивали, то уж точно толкнули его в железные лапы армии «Новороссии» намеренно (посредством диспетчеров), чтобы ублажить имперские желания США.

Поэтому наказать нужно власть Украины, а также обязать её выплачивать компенсацию семьям погибших.

Вторую плоскость рассмотрения трагедии можно назвать проукраинской. Смысл её в том, что вина за сбитый самолет прямо или опосредованно лежит на политическом руководстве РФ. Либо это российские ЗРК стреляли по самолету, либо финансируемое РФ ополчение захватило украинские установки ЗРК – не суть важно.

Эта оптика рассмотрения событий сводится к наказанию европейскими государствами России (ввод против неё очередных санкций), а также активной международной помощи Украины для тотальной зачистки Донецкой и Луганской областей от представителей сепаратистского движения.

Однако самое интересное то, что Европа не будет следовать ни первому, ни второму варианту рассмотрения самолетной трагедии. Европа изобретет свою собственную оптику для того, чтобы не ссорится с Россией ещё больше и продолжать«миротворческое» давление на Украину.

Своя рубашка ближе к телу

Давно было понятно, что отношение к населению Украины и со стороны соседних государств, и со стороны стратегических партнеров, и со стороны собственного национального правительства было последовательно-уничижительным. Так, в момент ввода российских войск в Крым государства-гаранты безопасности Украины вежливо промолчали и сделали пару-троку вялых заявлений о том, что «так делать нельзя».

После запуска сепаратистского движения ЕС только то и делало, что искало вариант достижения «компромисса», на который согласится, в первую очередь, новая украинская власть, ведь РФ в ходе конфликта получила больше того, на что она могла надеяться.

В очередной раз ощущение того, что к украинцам относятся как к траве, расходному материалу в переговорах, нищему народу, которому не повезло на карте оказаться возле крупной имперской державы, нашло своё подтверждение.

Но вот что удивительно – на борту летели голландцы, британцы и бельгийцы (без учета национальностей остальных погибших), а руководители европейских стран продолжают вести себя будто бы ничего принципиального для них не случилось.

И в этом плане между украинцами и европейцами разницы нет – жизнь обычного человека ничего не стоит и у нас, и у них. По праву силы её могут отобрать и никто отвечать за неё не будет. Вместо симметричного ответа – пустые разговоры о том, что необходимо провести «детальное расследование», «не спешить с выводами» и «искать формат возможных переговоров».

Например, Ангела Меркель заявила после случившейся трагедии, что только «диалог с Путиным» может открыть путь к миру в Украине. Читать это заявление Ангелы Меркель нужно следующим образом: «Для нас важно заморозить конфликт любыми способом, но так, чтобы мы в этом не участвовали, наши экономические интересы не пострадали, и чтобы у нас не было никаких обязательств».

Следовательно, никто из числа стран-жертв не захочет участвовать в подавлении сепаратистского движения на востоке Украины. Всё дело не только в политической трусости, маскируемой под «национальные интересы», но и в желании распоряжаться судьбой третьесортных стран для достижения собственных целей.

Что почем?

Понимая стратегию европейских государств по заговариванию украинской проблемы можно постараться спрогнозировать дальнейший ход событий (с поправкой на сбитый самолёт):

1. Расследование экспертов ОБСЕ покажет, что самолет был сбит с территории, контролируемой «ДНР». После этого начнется очередной круг требований к РФ о необходимости «прекратить содействие» сепаратистам и угрозы ввести новые санкции. Первая ласточка уже есть, а именно – заявление премьера Великобритании Дэвида Кэмерона о том, что конкретно Россия ответит за Боинг, если подтвердится информация о роли сепаратистов в его уничтожении.

2. Невзирая на всю евроболтовню и санкции конфликт на востоке Украины продолжается и уже через несколько недель европейские политики в один голос начнут трубить о том, что пора садится за стол переговоров с сепаратистами в каком-нибудь расширенном формате.

3. Конфликт возвращается в первоначальную точку неопределенности, а вопрос о сбитом самолете будет создавать ещё большее сопротивление между Киевом и Москвой.

Обломки малазийского самолета, разбросанные по Донецкой области, уничтожили, в первую очередь, остатки международного имиджа Украины как полноценного,«спокойного» государства. Поэтому сейчас стратегически важно для официального Киева обеспечить максимальную прозрачность процесса расследования уничтожения Боинга.

Именно процесс расследования позволит Киеву на очевидных основаниях просить о военной помощи, которую, при удачном стечении обстоятельств, европейские государства могут предоставить в виде совместных программ по ликвидации террористических организаций.

И на этом самолетную тему, по всей видимости, закроют…

Андрей Самброс, политолог, специально для Inpress.ua