Найджел Экланд, обладатель бионической руки, самого совершенного на сегодняшний день протеза.

В 2006 году я стал жертвой несчастного случая, в результате которого моя рука практически оторвалась. Несмотря на усилия хирургов (шесть месяцев они пытались ее спасти), ничего не вышло. Я предложил просто отрезать руку. Я вел активный образ жизни, был довольно сильным человеком. Однако, потеряв руку, я очень быстро превратился в развалину как психологически, так и физически.

Экланд, как и раньше, водит машину (фото: пресс-центр ЗАО ИД «Комсомольская правда»)

Приблизительно год назад мне позвонили из одной английской компании и предложили протестировать их новейшее изобретение – биопротез. Он у меня уже около года.

Как это работает?

Изнанка специально подогнана под мою культю. С двух сторон – внутри и снаружи – есть электроды. Все, что мне нужно сделать, это представить, что я зажимаю шарик. Таким образом сигнал поступает в мускул, мускул сокращается, он передается в двигатель. Если, скажем, я делаю такое движение, как на мотоцикле, ладонь открывается. Всего два мускула ее контролируют.

Руку можно использовать в разных комбинациях. Можно складывать большой палец, можно двигать. Здесь внутри находится электронное запястье, поэтому если сократить оба мускула, вы услышите сигнал: теперь рука заморожена и работает только запястье. Пока рука может производить 14 разных комбинаций, из которых восемь я могу совершить вот прямо сейчас, а остальные можно через bluetooth загрузить прямо в руку.

Почему это лучше?

Очень важным является именно психологический эффект. Когда я носил стандартный протез, я чувствовал – и по взглядам окружающих в том числе – себя инвалидом.

Небольшое отступление. По просьбе Дмитрия Ицкова, основателя движения «Россия 2045», был на конференции Global Future в Нью-Йорке, где говорил об этой руке. И произошло одно совершенно немыслимое событие. Я читал Твиттер, обычно я этого не делаю, я не очень умею с ним обращаться, но один из твиттов был от женщины, и там было сказано: «Это мой брат, и я горжусь». Женщиной оказалась моя сестра, с которой я не виделся 42 года. Она меня увидела благодаря этой руке. Нужны ли еще слова?

Дорого ли это?

Найджел Экланд (фото: пресс-центр ЗАО ИД «Комсомольская правда»)

Мне кажется, на сегодняшний момент протез стоит 15 тысяч долларов за руку. Верхней границы не существует. То есть они могут стоить и 50, и 80.

Давайте посчитаем. Я не знаю, как здесь, в России, обстоят с этим дела, но у меня в стране, когда тебе ампутируют какую-либо часть тела, тебе просто выдают так называемую куклу. Она ничего не делает, она просто выглядит как удаленный орган. А затем, спустя где-то полгода, медики забирают ее обратно, и с психологической точки зрения это переносится просто как еще одна дополнительная ампутация. После чего вместо нее вам выдают крюк – и это тоже стоит денег.

После того, как вам выдали руку, которая ничего не выполняет и только выглядит как рука, в принципе, вы смотрите на себя в зеркало и… ну, и более или менее нормально себя чувствуете. После того как у вас ее забирают и заменяют совершенно неантропоморфным крюком, вы смотрите на себя в зеркало, вы понимаете, что вы инвалид.

А затем, если вам очень повезет, спустя несколько лет вы получите что-то, отдаленно похожее на руку. Пять тысяч фунтов стоит. А предплечье, к которому это нечто следует присоединить – шесть или семь тысяч фунтов.

Плюс стоимость всех тех рук, которые были у вас до этого… 15 тысяч долларов на этом фоне не будут выглядеть зашкаливающими.Чтобы рука безотказно работала весь день, на ночь я включаю ее «на подзарядку» к розетке, как обычный телефон.

Больно ли это?

Дело в том, что до того как я получил этот протез, я выполнял все левой рукой, и примерно на 80% я ее уже испортил. То есть если я раньше мог одной левой рукой поднимать 50 кг, сейчас – не более 12. Мне кажется, что медицинский мир должен иметь дело с пациентом в целом: нельзя ограничиваться только подходом к одной лишь руке, к одной лишь травме, к повреждению. И, разумеется, медицина должна отвечать интересам самого человека, а не интересам той компании, которая создает протезы.

Киборг ли я?

С технической точки зрения – да, я – начинающий киборг. Но я ощущаю себя человеком, просто обычным человеком.

В моей стране вообще любят навешивать ярлычки на людей. Меня называли и Терминатором, и Биоником. Возможно, людям так просто проще понять, о чем вообще идет речь. Проще понять и проще прочувствовать, что именно со мной. Но, как я и говорил, я обычный парень.

Из выступления на пресс-конференции в ИД «Комсомольская правда»